mizantrop: (Default)
[personal profile] mizantrop
Преамбула

Когда режиссёр делает фильм (или пьесу в театре) по какому-либо литературному произведению, ему надо быть очень внимательным, чтобы не запороть первоначальный авторский замысел исходной повести или романа. И нужно быть трижды внимательным и бережным, если берешься воплощать на экране или на сцене известное произведение, тем более классику.
Не устраивает что-то в авторском произведении? Заказывай свой оригинальный сценарий, в котором тебя всё будет устраивать, но не лезь кривыми потными ручонками в произведение, изначально тебе не принадлежащее.

Пара примеров, как можно испоганить и опошлить классику (исключительно умозрительных, взятых из головы).
Например, в гоголевском "Ревизоре" снять в роли Хлестакова не молодого славянина, а толстого и сексуально озабоченного негра преклонных годов, ебущего по ходу действия вначале Марью Андреевну, потом Анну Антоновну, и сексуально домогающегося также до Добчинского и Бобчинского.
Или в «Преступлении и наказании» в роли Раскольникова вместо интроверта-студента, с внутренними философскими монологами, снять грузина с типичной кавказской внешностью, с холерическим темпераментом, давно трахнувшего и Соню Мармеладову, и ее работающих рядом уличных подружек, и зарезавшего процентщицу исключительно от гнева за большие набежавшие проценты, со словами: «Вай, какой жадный жэнщина! У тебя совесть есть? Нэт, у тебя совесть савсем нэт!»

Если режиссёр не может или не хочет подобрать правильные типажи актёров, если характеры и поступки персонажей фильма ну никак не сходятся с авторским замыслом и описанием в литературном первоисточнике, то бессмысленно обсуждать операторскую работу, художественное оформление или техническое совершенство фильма. Приговор будет один – херня.

Не так давно я разбирал говно-экранизацию кэрроловской Алисы, которая путешествовала в страну чудес.

Другие примеры того, как в реале похабятся известные литературные произведения можно легко найти в списках совковых экранизаций. Предельный случай такого перекосоёбливания – это совковый режиссёр Тарковский. Так, за экранизацию «Соляриса» Станислав Лем обозвал его «ослом».

Ну а не такой ярко-идиотический, но вполне дебильно-тупой пример экранизации классики мы сейчас и рассмотрим.



Собственно амбула

Приступим к разбору персонажей и актёров. Все цитаты по первоисточнику, «Собачьему сердцу» Булгакова. В ссылках на сцены фильма буду указывать время по таймеру, если кто захочет сверить и убедиться лично.

Пёс Шарик

Начнём с самого простого персонажа и книги, и фильма – собаки Шарика. Именно собаки. Ещё до того, как Шарик превратится в Полиграф Полиграфыча.
Итак, Шарик, взятый в квартиру профессора Преображенского, отъевшийся и с уже вылеченным ожогом.

Я - красавец. Быть может, неизвестный собачий принц-инкогнито, - размышлял пес, глядя на лохматого кофейного пса с довольной мордой, разгуливающего в зеркальных далях. - Очень возможно, что бабушка моя согрешила с водолазом. То-то я смотрю - у меня на морде белое пятно.

Федор-швейцар собственноручно отпер парадную дверь и впустил Шарика. 3ине он при этом заметил:
- Ишь, каким лохматым обзавелся Филипп Филиппович. И удивительно жирный.


Собачье сердце_1.46_1c.avi_snapshot_00.23.16_[2017.05.25_15.49.00]

Вы видите кофейного пса, лохматого и «удивительно жирного»? Я – нет.
Я вижу заурядную незапоминающуюся дворнягу, бело-серую, небольшую, совсем не лохматую, и вовсе не жирную.
То есть, самая простейшая задача кастинга и режиссёра – подобрать даже не актёра-человека, а всего лишь собаку, точно соответствующую описанию автора – успешно похерена.

Но, может быть, такой выбор собаки компенсируется её отличной и достоверной игрой в роли Шарика?
Ничего подобного!
Вот сцена в фильме, где повариха Дарья Петровна выгоняет Шарика из кухни (1с, 40:02..41:05)
Она кричит на него и замахивается, а что делает пёс? Он огрызается и лает на неё! Лает! Вы можете себе представить, чтобы взятая с улицы, только что подыхавшая от голода собака лаяла и огрызалась на женщину, которая её кормит?! Гавкать на человека, из рук которого ты каждый день получаешь еду?

Собачье сердце_1.46_1c.avi_snapshot_00.40.51_[2017.05.25_16.24.27]

Читаем, что на самом деле:
…пес сделал первый визит в то главное отделение рая, куда до сих пор вход ему был категорически воспрещен, именно - в царство поварихи Дарьи Петровны. Вся квартира не стоила и двух пядей Дарьиного царства.

И далее:
- Чего ты? Ну, чего лаешься? - умильно щурил глаза пес. - Какой же я карманник? Ошейник вы разве не замечаете? - и он боком лез в дверь, просовывая в нее морду.
Шарик обладал каким-то секретом покорять сердца людей. Через два дня он уже лежал рядом с корзиной углей и смотрел, как работает Дарья Петровна.

И ведь Булгаков совершенно чётко и недвусмысленно описывает и провинившегося Шарика:

Пса, прилипавшего к ковру, тащили тыкать в сову, причем пес заливался горькими слезами и думал: "Бейте, только из квартиры не выгоняйте".

То есть, Шарик скорее сам откусил бы себе хвост, чем позволил гавкать и огрызаться на людей, спасших его от смерти на улице.
Что бы с ним не делали. Максимум – мог поскулить.

Пёс в фильме лает и на профессора Преображенского, когда Зина приводит его на операцию (1с, 44:00..44:35)

А в книге?
…Она (Зина) подошла к псу и явно фальшиво погладила его. Тот с тоскою и презрением поглядел на нее.
"Что ж... вас трое. Возьмёте, если хотите. Только стыдно вам... Хоть бы я знал, что будете делать со мной".

И всё. То есть, не мог позволить себе Шарик лаять и огрызаться. Никогда и ни на кого в этой квартире. Даже понимая, что с ним врачи будут делать что-то не слишком приятное.

Ну, ясно, что в фильме показано совершенно неправильное, невозможное в реальной жизни поведение пса. Режиссёр совершенно не разбирается в психологии и поведении животного, снимая откровенную чушь. При этом, не желая читать первоисточник.

И напоследок о Шарике - мнение Филипп Филиповича (это уже после операции):

Эх, доктор Борменталь, жаль пса, ласковый был, но хитрый.

Итак, ласковый, обладающий секретом покорять сердца людей, пёс.
Прямо как в фильме. Именно и в точку. Молодец режиссёр.

О Шарике всё.
Идём дальше.


Профессор Преображенский

Он умственного труда господин, с культурной остроконечной бородкой и усами седыми, пушистыми и лихими, как у французских рыцарей

Это первая встреча Шарика и профессора Преображенского.

Собачье сердце_1.46_1c.avi_snapshot_00.34.12_[2017.05.25_23.32.21]

Именно эта физиономия с давно нестриженной нечесаной бородой и есть профессор Преображенский. «Верьте мне, люди» - говорит режиссёр.

Это товарищ режиссёр нагляделся на загримированных под «народ» актёров из массовки киностудии. Или вспомнил, как выглядели его бородатые родственники-крестьяне из родной деревни, всякие дедушки и дяди, всю жизнь не видевшие ни бритвенного станка, ни электробритвы. «Что выросло, то выросло».

Какая удача, что режиссёру не пришлось снимать фильм про Эркюля Пуаро. Удача для всех нас, рядовых зрителей. Он бы снял, это как два пальца об асфальт.

b2EB8ljp9xgeaByKIxlu3UYQyco

В совковом мышлении совкового режиссёра в отношении растительности на лице мужчины есть только два состояния: брит, и не брит. Один бит информации. То есть: есть борода, и нет бороды. На большее в мозгу не хватает разрядности.
Как в типовой советской сценке: - Маня, скорее, в соседнем магазине выбросили колбасу! – Какую колбасу? - Что значит, «какую»? Колбасу!

О том, что растительность на лице можно выращивать для красоты, причем в разном стиле, ухаживать за ней и подстригать до нужного размера, формы и вида – как профессор Преображенский, как вышеупомянутый Эркюль Пуаро – советскому режиссёру недоступно.

Хоспади, ну ведь тебе, дураку киношному, Булгаков прямо говорит - возьми портреты средневековых рыцарей, можно французских, а можно английских или испанских. Посмотри, проникнись. Найди подходящий типаж среди актёров.

1111
Исходные эскизные типы лиц для профессора Преображенского.
Надо, конечно, ещё пушистые лихие усы и сделать седыми волосы на голове (никакой сцуко лысины!)


Трудно? Если трудно – не снимай кино, лучше пей пиво в Доме актёра. Меньше херни сотворишь.

С другой стороны, помог бы только портрет и нужный типаж? Вряд ли. Откуда совковому режиссёру знать, как выглядел и вёл себя дореволюционный интеллектуал-профессор. К 90-м годам, когда лепили фильм, таких уже на свете не осталось.

Поэтому и выглядит, и ведёт себя в фильме т.н. «профессор Преображенский» как советский лектор районного общества «Знание» или ревизор из Стройбанка. Ни харизмы, ни обаяния.
Бородатый мужик (по другому не скажешь) скрипучим голосом добросовестно зачитывает заученный текст по сценарию.

А ведь даже пёс Шарик, повидавший всякого и всяких, совсем не склонный к сентиментальности, даёт Филиппу Филипповичу такую характеристику:
Седое божество.

И совсем не только потому, что Преображенский спас его от смерти.
Вот только передать в фильме это ощущение яркой, светлой, харизматичной личности профессора - совковому режиссёру кишка тонка.

Взял актёра по знакомству, или просто того, кому первому крестьянская борода на рожу налезла. Вот и весь кастинг.
Ну а дальше глупее.

Доктор Борменталь

…вошел тот, тяпнутый, оказавшийся теперь в ярком свете очень красивым, молодым, с черной острой бородкой…

Собачье сердце_1.46_1c.avi_snapshot_00.12.23_[2017.05.25_23.27.57]

Да-да, это именно доктор Борменталь, «очень красивый, молодой, с черной острой бородкой» - в фильме по виду 40..45-летний хрен, с потасканным лицом и застенчивыми манерами или пиздострадальца, которому не дают женщины, или начинающего бытового алкоголика. (Хотя, возможно, предлог «или» здесь следует убрать.)

Собачье сердце_1.46_1c.avi_snapshot_00.37.15_[2017.05.25_15.50.15]

Собачье сердце_1.46_1c.avi_snapshot_00.38.38_[2017.05.25_15.50.52]

Собачье сердце_1.46_1c.avi_snapshot_00.38.49_[2017.05.25_15.51.00]

И это он же – доктор Борменталь, таскающийся за незамечающей его ТП в кино, а потом после кино за ней по тротуару. У докторов так принято! (1с, 36:09..39:10)
Разумеется, в книге такой сцены нет, и не может быть в принципе. Булгаков ничего не написал про личную жизнь доктора, но можно с абсолютной, железной уверенностью сказать, что не Иван Арнольдович страдал спермотоксикозом, а, наоборот, молодые тёлки выстраивались в очередь за его вниманием.

Почему? Не только потому, что он, напоминаю, молодой и очень красивый. На минуту отвлечёмся от «Собачьего сердца» (1925), и заглянем для справки в другую книгу, в которой действие происходит именно в то же самое время и в том же самом городе.

Итак, «Двенадцать стульев» (1927), персонаж - Коля, к которому приехали из провинции Остап и Киса Воробьянинов перекантоваться в общежитии.

В комнате из мебели был только матрац в красную полоску, лежавший на двух кирпичах. …рядом с Колькой сидело такое небесное создание, что Остап сразу омрачился. Такие создания никогда не бывают деловыми знакомыми -- для этого у них слишком голубые глаза и чистая шея. Это любовницы или еще хуже -- это жены, и жены любимые. И действительно, Коля называл создание Лизой, говорил ей "ты" и показывал ей рожки.

Копирование на кальку в чертежном бюро "Техносила" давало Коле Калачеву даже в самые удачные месяцы никак не больше сорока рублей. За квартиру Коля не платил. В диком поселке не было управдома, и квартирная плата была там понятием абстрактным. Десять рублей уходило на обучение Лизы кройке и шитью на курсах с правами строительного техникума. Обед на двоих (одно первое -- борщ монастырский и одно второе -- фальшивый заяц или настоящая лапша), съедаемый честно пополам в вегетарианской столовой "Не укради", -- вырывал из бюджета пятнадцать рублей в месяц. Остальные деньги расплывались неизвестно куда.

Итак, женатый парень Коля получает в месяц сорок рублей. Что иллюстрирует средний уровень зарплат обычных совслужащих. На эти деньги он живёт вместе с неработающей молодой и красивой женой. Не слишком шикарно, верно. Но на вегетарианскую столовку им хватает, с голоду не пухнут.

Теперь вернёмся к «Собачьему сердцу», сцена после обеда :

… - Минутку, доктор! - приостановил его Филипп Филиппович, вынимая из кармана брюк бумажник. Он прищурился, отсчитал белые бумажки и протянул их укушенному со словами: - Сегодня вам, Иван Арнольдович, сорок рублей причитается. Прошу.

То есть, за сегодня, за один обычный рядовой день, помогая в частной практике профессору, доктор Борменталь заработал 40 рублей, столько же, сколько вышеупомянутый чертёжник Коля за месяц. Тогда в месяц получится в тридцать раз больше, чем у рядового совслужащего. Допустим, такая сумма платится доктору не каждый день, бывают и выходные, бывает в день и меньше пациентов. Предположим, доктор зарабатывает больше не в 30, а «только» в 20..25 раз. То есть, 800..1000 руб. в месяц. Ладно. Это – мало? Это over дохера, по сравнению с рядовым заработком рядовых служащих того времени. И это, напоминаю, доктор получает только как помощник от частной практики у профессора на дому. И мы не говорим об его официальной зарплате в университетской клинике, там, где профессор Преображенский и сам доктор официально работают.

У Ивана Арнольдовича уже есть своя собственная квартира:

Борменталя надо будет выселить из приемной, у него своя квартира есть, - крайне неприязненно и хмуро пояснил Шариков.

Сравним.
Вышеупомянутый чертёжник Коля из «Двенадцати стульев», получающий в месяц 40 рублей, живущий на 6 кв. метрах за картонной загородкой в общежитии, имеющий из мебели только матрас на кирпичах, смог покорить сердце и жениться на молоденькой прелестной Лизе.
А вот представьте себе: доктор Борменталь, с заработком как минимум много сотен рублей, имеющий собственную московскую квартиру, работающий ассистентом у известнейшего московского профессора, добавлю – молодой, красивый и с приятным голосом.
Имеет ли Иван Арнольдович выбор и успех среди московских красавиц? Думается, что он просто физически не успевает окучивать всех девиц, желающих с ним пообщаться поближе, причём девиц очень высокого качества и из очень приличных московских семейств. И в сексуальной и в личной жизни у него давно всё отлично налажено.
И, следовательно, таскаться унылым пиздострадальцем по кинематографам за невзрачной туписькой, машинисткой, дешёвым офисным планктоном, ему бы просто не пришло в голову.

Короче, режиссёру - аплодисменты за удачное раскрытие темы молодого врача. Именно такого 40-летнего потасканного засрака и почётного гражданина Невьянского округа, и надо было, конечно, снимать в роли доктора, а то как же.
(А на роль несовершеннолетней Джульетты совковыми киношниками всегда берётся 35-летняя расплывшаяся бабища с необъятной жопой, тумбами-ляжками и прочими аналогичными деталями её потрёпанных жизнью телес. Ибо - киношные мафии и кланы. И по другому – никак.)

Не надоело? Тогда следующий персонаж.

Дарья Петровна

В фильме поварихе Дарье Петровне много времени не уделяется. Ну да, ходит какая-то мымра, страшненькая почуханная жизнью тетка, между 40 и 50 годами, с постоянно приоткрытым ртом. От большого умственного напряжения, видимо.

Собачье сердце_1.46_1c.avi_snapshot_00.11.15_[2017.05.25_23.26.04]

Собачье сердце_1.46_2c.avi_snapshot_01.03.29_[2017.05.25_15.58.54]

Умеет, кстати, делать несколько дел сразу, например, готовить какое-то варево, пробуя его из половника, одновременно мыть тряпкой пол, и одновременно зажиматься с пришедшим к ней в кухню любовником. Всё в течение минуты. (1с, 39:45..40:40)

Собачье сердце_1.46_1c.avi_snapshot_00.39.53_[2017.05.25_15.54.38]

Собачье сердце_1.46_1c.avi_snapshot_00.40.12_[2017.05.25_16.23.09]

Собачье сердце_1.46_1c.avi_snapshot_00.40.30_[2017.05.25_16.23.33]

Режиссёра можно понять, само слово «повариха» не располагает к тому, чтобы считать его носителя кем-то заслуживающим особого внимания. Как там наше всё, лётчик ас Пушкин писал: «…и ткачиха с поварихой, с сватьей бабой Бабарихой…» и т.д.
Словом, бери типаж раздатчицы в советской общепитовской столовой, хамовитой и неопрятной, и снимай по шаблону.

Ага. Только это если не читать первоисточник.
Начнём с того, что за вышеперечисленные «несколько дел сразу» Филипп Филиппович выгнал бы Дарью Петровну мгновенно. Готовить, и тут же хвататься за грязную половую тряпку, мусоля пол, а потом снова браться за половник? Это, мягко говоря, неопрятность и антисанитария, и такого Преображенский - медик, кстати - не потерпел бы ни разу. А приводить в кухню во время готовки любовника, разрешать ему сидеть в верхней одежде посреди кухни, устраивать любовные шуры-муры, позволяя себя хватать пожарнику немытыми руками за чистую одежду, в которой готовит еду – это уже блядство и наплевательство на работу.
Такого просто не могло быть.

А если почитать Булгакова?
Да, Дарья Петровна имеет любовника, и приводит его в квартиру. Но!.. Делает это вечером, после завершения работы, в своё свободное время - раз, и исключительно в своей комнате - два.

Вечером потухала пламенная страсть (это про огонь в плите – прим.) , в окне кухни, над белой половиной занавесочкой стояла густая и важная пречистенская ночь с одинокой звездой. В кухне было сыро на полу, кастрюли сияли таинственно и тускло, на столе лежала пожарная фуражка. Шарик лежал не теплой плите, как лев на воротах и, задрав от любопытства одно ухо, глядел, как черноусый и взволнованный человек в широком кожаном поясе за полуприкрытой дверью в комнате 3ины и Дарьи Петровны обнимал Дарью Петровну.

Еще про Дарью Петровну:
В модной прическе на уши и с корзинкой светлых волос на затылке светилось двадцать два поддельных бриллианта.

И это во время работы! Даже готовя в кухне, когда никто её из посторонних видеть не может, Дарья Петровна выглядит ухоженно и нарядно.
То есть, оказывается, книжная Дарья Петровна вполне следит за собой, ходит в парикмахерские, делает модные причёски, носит украшения. А не забила на свою внешность толстый болт, как видится создателю фильма.

Следующий момент.
Прямой вопрос: дура ли Дарья Петровна? Прямой ответ: нет.
Обоснование? Пожалуйста. Филипп Филиппович командует:

3ина! К телефону Дарью Петровну, записывать, никого не принимать!

То есть Преображенский, как о чём-то привычном, распоряжается – «Дарья Петровна, на телефон!» Без всяких дополнительных указаний и инструкций.
Теперь обратим внимание на такой немаловажный момент, как деньги.
Доктор, скольким вы вчера отказали? (Это когда Шариков свернул кран в ванной и устроил потоп - прим.)
- Тридцати девяти человекам, - тотчас ответил Борменталь.
- Гм... Триста девяносто рублей.
То есть, каждый пациент, пришедший на прием, приносит профессору Преображенскому 10 рублей. Если тупая баба с приоткрытым ртом (постоянно забывает закрыть) – такая, как она изображена в фильме - по телефону будет говорить позвонившим, желающим попасть на приём к профессору, что-то типа «Чаво? Кто-й это? Чаво надо? Как фамилиё?» и т.д. и т.п., то позвонившие потенциальные пациенты будут просто с матом бросать трубку. Каждый бросивший и не пришедший – это минус 10 рублей. Мало того. Профессор занимается деликатными медицинскими делами, относящимися и к урологии, и к гинекологии, и к сексологии. Пациенты, и при первичном звонке, и при записи на повторный приём, вполне могут употреблять какие-то медицинские термины, описывать своё состояние, сообщать происходящие с ними явления и признаки. Всё это, конечно, должно быть передано профессору, когда он освободится и будет готов разобрать эти зафиксированные телефонные разговоры.
И, значит, надо записывать грамотно, быстро, разборчиво, с возможными медицинскими терминами. И разговаривать при этом с позвонившими вежливо и культурно, несмотря на все их деликатные проблемы в половой сфере.
(Например, звонок. Пациент: «Сообщите Филипп Филипповичу, что у меня появилась утренняя эрекция. Хочу узнать, обязательно ли продолжать делать массаж простаты?»)

И, очевидно, Дарья Петровна справляется с подобной обязанностью. Иначе Филипп Филиппович не стал бы использовать ее в такой роли.

Итак, Дарья Петровна совсем не дура и не ханжа. Вполне разумная, грамотная, добросовестная, исполнительная женщина. Никак не деревенская клуша.
И зовут её Дарьей Петровной (а не просто Дарьей, или Дашей) исключительно по её статусу – она была замужем, а не является незамужней девушкой, как горничная Зина.
Совсем не старых лет она при этом. Примерно 26..28 лет. И уж точно не старше. Почему я так говорю? Смотрите.

Следующий фрагмент «Собачьего серца», записи доктора Борменталя:

Оказывается - Дарья Петровна была в меня влюблена и свистнула карточку из альбома Ф. Ф..

Как мы уже поняли, Дарья Петровна вовсе не дура. И вполне трезво может оценить свои шансы на то, чтобы замутить с доктором. Разумеется, она представляет, или точно знает про то, кто есть у доктора, на каком этапе отношения, и т.п. Влюблённая женщина, если уж добыла себе карточку того, в кого влюблена – выяснит такую информацию обязательно. И, тем не менее, она прикидывает, видимо, что шанс поиметь доктора у неё есть. Да, молодого и красивого доктора (см. выше) – но есть. Потому что она и сама вполне привлекательная, молодая и сочная.
Кстати, доктор Борменталь, вполне осознавая это, об узнанном им факте влюблённости в него поварихи тоже пишет без удивления, смеха и возмущения. Не «ишь, старая грымза, рехнулась при климаксе!», а вполне спокойно и нормально. Потому что Дарья Петровна не потёртая страшненькая тётка климактерического возраста (совки-киношники, привет!), а выглядит примерно так:

52262595945048_07mos

И тогда всё сходится.
И, кстати, автор даёт нам косвенное подтверждение этого в книжке:
В освещенном четырехугольнике коридора предстала в одной ночной сорочке Дарья Петровна с боевым и пылающим лицом. И врача и профессора ослепило обилие мощного и, как от страху показалось обоим, совершенно голого тела…
Дарья Петровна, грандиозная и нагая, тряхнула Шарикова, как мешок с картофелем…


Обратите внимание, два медика, то есть, люди, видевшие кучу голых женщин-пациенток, умеющие делать гинекологические процедуры, повидавшие разные и сиськи, и пёзды - «ослеплены». А не: «какой ужас, накинь скорее халат, дура!»

Читайте первоисточники, граждане. Это я обращаюсь ко всем, а не только к режиссёрам советского разлива. Впрочем, им такое говорить бесполезно…

По Дарье Петровне у меня всё. Но если кто желает, то в качестве домашнего упражнения, может самостоятельно поразмыслить на тему прошлого поварихи, её замужества, куда делся её муж, и т.д.
А мы пойдём дальше.

Зина

Как вы уже поняли, профессор Преображенский не держит в своём окружении дураков и дур. Зина, несмотря на то, что она горничная, тоже совсем не глупа.
Обоснование? Да вот, пожалуйста. Филипп Филиппович, перед операцией:

Прибежала 3ина. - 3ина! К телефону Дарью Петровну, записывать, никого не принимать! Ты нужна.

И далее:
3ина открыла кран над раковиной, и Борменталь бросился мыть руки. 3ина из склянки полила их спиртом.
- Можно мне уйти, Филипп Филиппович? - спросила она, боязливо косясь на бритую голову пса.
- Можешь.


То есть Зина не только горничная, но и при необходимости помогает профессору в операционной. Вот так!
Разумеется, она не настоящая операционная медсестра, но основы, видимо, знает, профессор обучил. Наверняка, именно Зина производит кипячение хирургического инструмента и его раскладку. Основы антисептики, подача стерилизованного инструмента – с этим, похоже, она справляется.
К примеру, она спрашивает «можно уйти?», предполагая, что ответ может быть и «да», и «нет». И значит, если надо будет, она и дальше останется помогать профессору и доктору.

Пускал бы Филипп Филиппович в операционную дуру, с руками, растущими из жопы? Разумеется, нет.

Но советский режиссёр уверен, что Зина, она такая:

Собачье сердце_1.46_1c.avi_snapshot_00.19.32_[2017.05.27_14.54.03]

Тёлка с телячьими глупыми глазками.

Впрочем, все персонажи в фильме такие – некрасивые, с тупыми лицами, с пустыми оловянными глазами. Ни у кого нет живых глаз, осмысленного умного взгляда. Ни одного приятного лица.
Это, скажу я вам, товарищ режиссёр, вы насмотрелись на окружающих вас в студии «Ленфильм»! Вот и снимаете нетленку по образу и подобию…

Я вас не утомил, читатель?
Ну тогда продолжу.

О пришедших к профессору Швондере и компании

Их было сразу четверо. Все молодые люди, и все одеты очень скромно.

И далее.

- Во-вторых, - перебил и его Филипп Филиппович, - вы мужчина или женщина?
Четверо вновь смолкли и открыли рты. На этот раз опомнился первый тот, с копной.
- Какая разница, товарищ? - спросил он горделиво.
- Я - женщина, - признался персиковый юноша в кожаной куртке и сильно покраснел. Вслед за ним покраснел почему-то густейшим образом один из вошедших - блондин в папахе.


Собачье сердце_1.46_1c.avi_snapshot_00.20.08_[2017.05.25_23.30.36]

Вы видите в фильме четырёх молодых людей? Вы видите блондина в папахе? Вы видите хоть кого-то в папахе? Вы верите, что хоть кто-то из этих трёх мужских матёрых уголовных рож, с давним криминальным стажем, явно имеющих по три-четыре судимости – способен покраснеть? Включая ихнюю подельницу, бабу-хипесницу, воровку на доверии.
Это, конечно, такие риторические вопросы.

Ясно, что наш киношник снимает социально близких, причём так, как он их сам представляет. Снимает на автомате. «Я так вижу», и всё.

Почему режиссёр лепит горбатого и гонит пургу? А я вам отвечу. Потому что в актёрской среде до получения первого звания и награды (ну там, например, народный артист Ингушетии, или лауреат премии республиканского конкурса в Бобруйске), то есть до возраста 45..50 лет – это молодой и перспективный актёр. Их так и снимают, в соответствующих ролях.

О Швондере отдельно

На роль Швондера режиссёр взял артиста с карикатурным внешним видом старого прожженного еврейского заведующего складом или еврейского квартирного маклера с тридцатилетним опытом в квартирных гешефтах.
Ну, то, что на серьёзные роли нельзя никогда брать опытных артистов эстрады – это вещь общеизвестная, неизвестная лишь совковым режиссёрам. Ибо опыт работы кривляния лицом и паясничания на публику голосом и телом - абсолютно несовместим с толковой и достоверной актёрской работой.

Но дело и не в этом. Режиссёр даже не догадался, что Швондер – совсем не примитивная проходная фигура второго плана, поэтому тему Швондера не только не раскрыл, но даже и не понял, чтО ему надо было раскрыть. А жаль!

Что я имею в виду? Сейчас объяснюсь.

Вот Шариков Полиграф Полиграфович, выращенный из собаки, но с мозгами и характером Клима Чугункина. То есть, недо-пролетарий. Люмпен. С инстинктивной неприязнью к интеллигентам, со встроенным недоверием ко всяким умным-заумным речам и культурным манерам, понимающий и воспринимающий только простые вещи – кормёжку, тепло, водку, «бьют/не бьют», примитивные развлечения (цирк, игра на балалайке), бабу потискать.
Филипп Филиппович ему это всё обеспечивает, на своей жилплощади и за свой счёт, причём бесплатно и хорошего качества.
И Шариков это прекрасно понимает и очень боится потерять.

…если вы позволите еще одну наглую выходку, я лишу вас обеда и вообще питания в моем доме. Шестнадцать аршин - это прелестно, но ведь я вас не обязан кормить по этой лягушачьей бумаге?
Тут Шариков испугался и приоткрыл рот.
- Я без пропитания оставаться не могу, - забормотал он, - где ж я буду харчеваться?

И Швондер. Явно совсем недавно приехавший в Москву (напоминаю, «молодой человек», а революция, отменившая черту осёдлости была всего 7 лет назад). Грамотный еврей. Не просто грамотный – начитанный. Будьте уверены, что переписку Энгельса с Каутским он прочёл. Это прежде чем давать её Шарикову. И другие марксистские и не-марксистские книжки тоже читал. В классификации Шарикова – интеллигент. То есть, чужой. Он – не пролетарий и не примитивное быдло. Руками не работает.

Вопрос.
Каким образом Швондер стал авторитетом для Шарикова? Что он смог ему дать такого, что дороже и важней того осязаемого и материального, получаемого Шариковым у профессора? Как, каким образом, на чём, чужой по крови, по образованию и по социальному положению Швондер смог зацепить Шарикова, и зацепить так, что Шариков, рискуя потерять и еду, и крышу над головой, всё равно действует в интересах Швондера против Преображенского?

Книжки с «немцами всякими» даёт почитать, документ помог получить? – нет, это всё несерьёзно.

Почему Швондер не стал окучивать Шарикова тогда, когда он был ещё Климом Чугункиным и играл в трактирах на балалайке – это можно понять.
Но вот как он смог сделаться его идейным руководителем тогда, когда Шариков уже, в общем-то, имеет - в своём понятии люмпена - идеальную райскую жизнь. Не работает, живёт в тепле, его кормят, поят, не бьют, и даже возят развлекать.

Как?
Это ещё одно домашнее задание моему читателю для самостоятельного обдумывания.

И, естественно, режиссёр фильма не только не смог ответить на этот вопрос, но и не ставил его перед собой вообще, и даже и не понял, что этот вопрос вообще имеется.

Несколько замечаний по фильму в целом

Когда автор Булгаков говорит, что это «молодой человек» или «молодые люди», надо понимать, что понятия «молодой» и «старый» тогда, в то время, и сейчас – заметно отличаются.
«Старый», «старик» - это, например, дедушка Ленин. Потому что в то время возраст за пятьдесят – это уже считался старик. Дедушка. Без издевательства и иронии.
Скажем, вернувшись к роману "Двенадцать стульев", вспомним, сколько лет было Кисе Воробьянинову.

-- Бонжур! -- пропел Ипполит Матвеевич самому себе, спуская ноги с постели.
"Бонжур" указывало на то, что Ипполит Матвеевич проснулся в добром расположении. Сказанное при пробуждении "гут морген" обычно значило, что печень пошаливает, что 52 года -- не шутка и что погода нынче сырая.

Так, значит 52 года.

А дальше можно обнаружить такие дивные цитаты:

Остап показал рукой на Воробьянинова.
-- Кто, по-вашему, этот мощный старик? Не говорите, вы не можете этого знать. Это -- гигант мысли, отец русской демократии и особа, приближенная к императору.

Ещё.
Через час они вернулись и застали стариков совершенно разомлевшими.
-- А вы помните, Ипполит Матвеевич? -- говорила Елена Станиславовна.
-- А вы помните, Елена Станиславовна? -- говорил Ипполит Матвеевич.

Старики, значит.

Ещё.
…она (Лиза, которую Воробьянинов пригласит в ресторан - прим.) заметила, что там, от кресел к бюро, переходят ее сегодняшние знакомые -- товарищ Бендер и его спутник, бритоголовый представительный старик.
-- Вот хорошо, -- сказала Лиза, -- будет не так скучно.

Отметим, что тогда 30..35-летний человек воспринимался как давно взрослый, опытный, поживший на свете мужчина, а никак не «молодой человек», почти мальчишка, как сейчас.
(Напоминаю, что легендарный Василий Иванович Чапаев, могучий мужчина, комдив с чёрными усами, погиб, когда ему было всего-то 32 года.)
Это я к тому, что «молодой человек» в то время – это 20, 22 или 23 года. Не старше. Если вам показывают в кино что-то другое – это брехня и халтура.

Впрочем, в этом фильме много и другой брехни.

Почему, например, в фильме профессор Преображенский говорит (1с, 21:34..21:47), о «постановлении от 12.4.1924», когда в книге ясно сказано:
Вам известно, что постановлением от 12-го сего августа моя квартира освобождена от каких бы то ни было уплотнений и переселений?

Совковому режиссеру нет разницы, апрель или август? Или совковому режиссёру обязательно надо соврать, хоть в мелочи, но соврать?

Собачье сердце_1.46_1c.avi_snapshot_00.43.26_[2017.05.28_21.39.30]

Зачем, например, нам показывают труп Клима Чугункина в квартире профессора (1с, 43:25..43:40), когда ясно сказано, что доктор Борменталь привёз из морга только его вырезанный гипофиз и тестикулы.

кутерьма приняла еще более неприятный характер. И прежде всего благодаря появлению тяпнутого некогда доктора Борменталя. Тот привез с собой дурно пахнущий чемодан и, даже не раздеваясь, устремился с ним через коридор в смотровую.

Зачем труп? Для большей интриги и драматизЬму, что ли?

Собачье сердце_1.46_2c.avi_snapshot_00.06.03_[2017.05.28_21.41.34]

Почему, например, на собрании домкома в Калабухинском доме (2с, 05:50..06:08) на стене висит портрет Троцкого? Ведь этого не может быть.
Определяем, когда было это собрание.
Действие книги (и фильма) начинается с декабря 1924 года и продолжается до марта 1925 года. Операцию Шарику, по дневнику доктора Борменталя, сделали 23 декабря. Дневник заканчивается 17 января 1925 года, когда пёс Шарик сформировался в Шарикова, щуплого мужчину. Ещё пару недель Шариков учился бойко говорить, носить костюмы, сводил знакомство со Швондером. Значит вот это собрание с распевкой и со Швондером, показанное в фильме, оно примерно в начале или середине февраля 1925 года, не раньше.
К чему я так тщательно сверяю даты? Да к тому, что в середине января 1925 состоялся Пленум ЦК ВКП(б), на котором Троцкого ругали и обвиняли в разных партийных грехах, и уже 26 января 1925 года Троцкий был снят с поста военного Наркома, лишившись официальных постов.
А в домкоме значит, не знали? Или демонстративно держат портрет на стене? Идейные троцкисты, значит? И Швондер сознательно идёт на конфронтацию с Советской властью?
Перед этим Троцкого клевали по партийной линии весь 1924 год. Тоже не в курсе?
Не мог висеть портрет Троцкого в феврале 1925 года. С 26 января 1925 года все портреты Троцкого исчезли с глаз. Мгновенно! А если где-то нет, то за такое в то время выгоняли из партии, а через 12 лет, в 1937 году, и расстреливали. За троцкизм.
И даже если Швондер и его домкомовская шайка, предположим, никто не партийные и не комсомольцы, то всё равно, за политическую ошибку такой домком мгновенно бы разогнали и набрали правильный.
На самом деле всё проще: в 1988 году, когда снимали фильм, сценарист совместно с режиссёром (это, кстати, такая семейная кино-банда) просто повесили портрет Троцкого в съёмочной студии, дуриком, не думая. Ничего не сверяя и не ходя в библиотеки.
Просто чтобы артисту было приятно лишний раз поглядеть на соплеменника. Угу.

Впрочем, о самом фильме достаточно. Если я вас не убедил, что это халтурная и глупая кино-поделка, значит, не убедил.

Две спекуляции

Но напоследок немного порассуждаю об одной, проходящей через весь фильм, ложной идее. «Я не люблю пролетариат» - говорит профессор Преображенский. И в фильме показывается, какой нехороший, противный, гадкий этот самый пролетариат. В лице Шарикова.
А если я, к примеру, не люблю ментов, то при ограблении к ментам обращаться не стану. А если не люблю сантехников, грязных и дурно пахнущих, то прочищать засорившийся унитаз их не позову. Логика!
На самом деле, нигде не сказано что профессор Преображенский отказывается от использования пролетариата и его труда. Он и к Швондеру относится как, скажем, к вшам. Вши заводятся тогда, когда нет бани и дезинфицирующих средств. Вши неизбежно заводятся в окопах у солдат, если не мыться и не пропаривать одежду. Швондеры неизбежно заводятся в государстве тогда, когда нет правильной социальной дезинфекции.

И дело не в Шариковых и не в Швондерах, дело в режиме, установившемся в государстве большевиков. Этот режим и будет с неизбежностью давить и перемалывать всех имеющих свободное и независимое мышление. Таких как профессор Преображенский и доктор Борменталь. А какими инструментами и средствами, кто именно будет терроризировать – Швондер, Ширвиндт или Коган с Плинером – это уже неважно.

Проведём мысленный эксперимент. Представим себе того же профессора Преображенского, проводящего те же самые операции с помощью того же доктора Борменталя, и с тем же домашним окружением - тех же Дарьи Петровны и Зины.
Только на 5 минут переместим профессора из СССР, скажем, в Москву в условиях Российской Империи, или в американский Бостон или Гарвард, в тамошний университет.

Москва, 1913 год (или тот же 1924 год, но при условии, что большевистский переворот провалился, и всё как при царе)
Профессор живёт всё в том же Калабуховском доме. Так же подбирает пса на улице и получает в результате операции Шарикова. Очень быстро, примерно через три недели, он понимает, что дальнейшее непосредственное медицинское наблюдение за Шариковым уже не требуется, а жить с образовавшимся люмпеном в одной квартире невозможно.
Что делает профессор? Нет, не покупает комнату для Шарикова в том же Калабуховском доме, как хотел это сделать в книге (от безысходности ситуации, конечно). Он сразу понимает, что невоспитанному и малоуправляемому люмпену Шарикову в приличном доме (без каких-либо швондеров, домкомов и уплотнений) – совсем не место. Либо в виварии клиники или медицинского университета, либо на задворках ботанического сада университета строится пара комнаток для проживания Шарикова. Разумеется, оставлять без присмотра жить его нельзя, поэтому профессор нанимает специального служителя для постоянного присмотра за пациентом. Например, отставного полицейского-городового, или отставного военного фельдфебеля, или, скажем, бывшего дворника (кстати, очень ответственная профессия при царе), у которого выполнять все дворницкие обязанности сил уже не хватает, а присматривать за одним человеком – вполне. И будет присматривающий жить рядом в другой комнатке круглосуточно.

И всё. Проблема Шарикова решена. Для профессора платить его надсмотрщику 30 рублей в месяц, это совсем необременительно (ну, плюс расходы на еду, одежду и т.п. – ещё 30..50 рублей).

Отставной фельдфебель и присмотрит, чтобы Шариков не убежал и вёл себя прилично, и выведет его на прогулку, и свозит в цирк и зоопарк, или в баньку попариться. А если Шариков будет «баловать», как выражаются старые полицейские, то сразу получит плёточкой (втихую от профессора) и научится вести себя, не доставляя беспокойства никому.
И профессор, и доктор Борменталь регулярно приходят осмотреть Шарикова, часто в сопровождении групп студентов.
Когда надо – Шарикова можно свозить для показа на кафедру Московского университета, или за границу, для демонстрации в Кембридже или Сорбонне. А потом снова на место.

Теперь о Швондере. Швондера либо не будет вообще – живёт себе далеко, в черте осёдлости, ходит в ешиву. Либо Швондер выхлопотал таки себе разрешение на учёбу в Москве. Учится в университете, ходит на лекции, стараясь не светиться почитывает марксистские книжки, и втихую ходит на собрания «Бунда». Но пытаться агитировать Шарикова у него интереса нет. Шариков в книге ему нужен как инструмент воздействия на профессора. Как он может повлиять на Преображенского в описываемых условиях, непонятно. Кто он, и кто светило мировой медицинской науки Преображенский - абсолютно несопоставимые фигуры!
Но, предположим, из чистой любви к искусству, узнав про операцию профессора и про Шарикова, Швондер проберётся в домик, где живёт Шариков, чтобы попытаться перепрограммировать ему мозги. «Он же тоже человек»?

И?
И сразу получит нагайкой от смотрителя. И в полицейский участок. Оттуда рапорт руководству университета. Распоряжением московского градоначальника разрешение на пребывание в г. Москве студенту Швондеру аннулируется, по приказу жандармского начальства Швондер под надзором едет обратно в родное ему местечко под Житомиром или рядом с Гродно.
А если под подушкой Шарикова найдут какую-нибудь переписку Энгельса с Каутским, а в комнате Швондера при обыске обнаружится разная другая марксистская макулатура, плюс протоколы заседаний «Бунда», то высылкой в черту оседлости Швондер уже не отделается. А заработает судимость и поедет в ссылку, в солнечный Соликамск на уральской реке Каме, или в солнечный Томск в Западной Сибири.
Где тут проблемы для профессора?

Теперь, Гарвард, 1924 год.
Профессор Преображенский давно уехал из России и работает в Гарвардском университете (так же как и доктор Борменталь). Он очень уважаем в университете, и у него громадная частная практика. Университет собирается выдвигать профессора на Нобелевскую премию по медицине. Губернатор штата – его хороший знакомый. Как любая очень важная персона, профессор, светило науки, живёт в собственном двух- или трёхэтажном особняке с обширным участком и садом с аллеями. Дарья Петровна готовит, Зина – горничная, есть ещё местные американские садовник и шофер.
Получив в результате операции из собаки – Шарикова, профессор выселяет его из собственно дома, и помещает жить на заднем дворе своего участка, в ранее неиспользуемом домике, где до этого хранился садовый инструмент и разный старый хлам от предыдущих хозяев, бывших владельцев дома.
Так же, как в предыдущей спекуляции, профессор нанимает двух отставных полицейских в качестве охранников, которые посменно, по суткам, присматривают за Шариковым, и, заодно, следят, чтобы ушлые репортёры и прочая любопытствующая публика не проникали на территорию профессорского особняка («это Америка, детка!»).
Все остальное, сказанное о Шарикове выше, применимо и здесь.

Теперь о Швондере. В Америке черты осёдлости нет, Швондер, предположим, учится в том же университете, на досуге читает труды Маркса, Энгельса и Ленина. Но на участок к профессору лезть никогда и не подумает. Во-первых, смысла нет, до профессора ему - как до Иерусалима в лаптях. Во-вторых, охранники вооружены, и дежурный охранник может попросту пристрелить перелезшего через забор к особняку профессора подозрительного еврейского типа. Напоминаю, это Америка, середина 20-х годов, сухой закон, мафии и разгул преступности. Разумеется, в университетском городке всё достаточно тихо, спокойно и безопасно. Тем паче, дежурный охранник будет только рад, если вечером подстрелит потенциального злоумышленника. Показав тем самым, что он всегда на страже, и профессор не зря платит ему деньги.
Где тут проблемы для профессора?

Вот такие пара сценариев, вдобавок к истории, описанной в «Собачьем сердце». Везде тот же самый профессор Преображенский, тот же самый Шариков и Швондер. Единственная разница – в государстве, в общественном строе (выражаясь марксистским языком) в котором они существуют, живут и действуют. Свободные, вполне приспособленные для нормальной жизни нормальных людей РИ и США – или большевистский террористический режим.

И вы думаете, когда Булгаков писал своё «Собачье сердце», он этого не понимал? Так против чего Булгаков? Против пролетариата? Против шариковых? швондеров? Ответ очевиден.

Благодарю всех, кто осилил мои многабукв.
Всё.
 

Date: 2017-05-28 08:56 pm (UTC)
slotava: (зебра)
From: [personal profile] slotava
получила большое удовольствие от прочтения Вашей рецензии, благодарю за труд!
Вы, если можно так выразиться, десоветизировали "Собачье сердце" Булгакова, осоветизированное советским режиссером Бортко в 1988 году
можно сказать, справедливость восторжествовала

Date: 2017-05-28 09:23 pm (UTC)
jack_kipling: (Default)
From: [personal profile] jack_kipling
Ну насчет ослепленности фигуристой Дарьей это сам Булгаков дал маху, ну не могли как и приводилось автором поста, врачи специализирующиеся на всех этих сиськах-письках быть так внезапно ослеплены. Навидались они мяса всякого, да и не мальчики со сперматоксикозом оба. Тут видимо последствия еле преодоленного морфинизма, когда нарик уже и может вспомнить адля чего конкретно нужны женщины. Вроде с ними было даже кайфово до морфия но как и почему - уже не врубается. Писатель итак налажал крупнее так и не определив как звали балалаечника - Чугункин или Чугунов.
Насчет Швондера - враждебный так сказать интеллигент на службе у большевиков вырвавшийся из черты оседлости тем не менее вызывает у Ивана Арнольдовича Борменталя, сына вильненского (емнис) следователя, прям таки зоологическую ненависть, он конкретно несколько раз говорит профессору что убьет его. Ни Шариков, ни прочие раздражающие факторы из домуправления у остзейца подобных чувств не вызывают, что характерно
Edited Date: 2017-05-28 09:24 pm (UTC)

Date: 2017-05-28 09:41 pm (UTC)
selenica: (Default)
From: [personal profile] selenica
Спасибо, очень интересно. Когда-то, в юности, это был мой любимый фильм. Тогда, в СССР, он выглядел смело, с этими фразами "Я не люблю пролетариат!" и пр. Мне тогда так казалось. Очень давно не пересматривала. И после вашего поста не уверена, что захочу пересмотреть когда-нибудь. Все правда, если пораскинуть мозгами и сопоставить даты и факты. Про Дарью Петровну даже не задумывалась, а ведь да.

Date: 2017-05-29 09:45 am (UTC)
p35: (їжачок під мухою)
From: [personal profile] p35
Спасибо за столь подробный разбор!
Вот собачью психологию, как правило, никто не учитывает)) ляп дичайший, Вы правы.
Похоже, Бортко сильно не утруждал себя перечитыванием оригинального произведения как источника для своего режиссерского вдохновения, практически все передрано с итальяно-немецкого фильма 1976 г., вплоть до сцены в цирке, отсутствовавшей в книге.
Потому и персонажи такие получились. Их слегка делали иными.
Евстигнеев и Толоконников практически "вытянули" фильм.
А когда-то это был один из любимых фильмов, сейчас я уже не думаю, что возникнет желание пересмотреть...

Profile

mizantrop: (Default)
mizantrop

August 2017

S M T W T F S
   1 2345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Aug. 17th, 2017 01:44 am
Powered by Dreamwidth Studios